БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

ИНСТИТУТ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА

АНТИПОВ А.В. АКТУАЛЬНОСТЬ МУЗЫКАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В РФ

Приложение № 3

Протоколы респондентов. Группа музыкантов и дирекции музыкальных групп.

ПРОТОКОЛ № 1

Респондент: Антон Маскелиаде

1.    Нет.

2.    Конечно

3.     Например, материалы на COLTA, посвященные истории разных муз стилей

4.     Она фильтрует музыку - помогает в поиске - открывает новое - развивает вкус.

5.    Обо всем том, что и журналистика раньше, только используя, современные способы рассказа.

6.    не обязательно.

7.    не знаю.

ПРОТОКОЛ № 2

Респондент: Илья Барамия («Самое Большое Простое Число»)

Отвечу не по пунктам, но постараюсь описать свои ощущения.
Объем муз журналистики определяет спрос. Сколько люди хотят читать об этом - столько ее и будет. Музыкальная (как и в целом культурная, а так же научная) журналистика очень нужна, но - в случае культуры - определяется спросом.
Читаю я только Троицкого, Семеляка и Бояринова.
На мой творческий рост это давно не влияет. Влияет слушатель. Лет 5 назад произошел разрыв и меня мало интересует мнение журналистов. Мне кажется их не интересует, чего я добиваюсь, а получилось у меня или нет я определяю из других критериев.
По моему опыту наличие образования очень хорошо сказывается на работе, но не является определяющим.
На вопрос про рентабельность - это совсем мне непонятно. Рентабельность человека работающего в области культуры ни о чем не говорит и очень сложно определяется.

Бывает что человек зарабатывает этим, но на мой взгляд его рецензии - это скорее шаг назад во всех смыслах (Сергей Духless Минаев - был ведь музжурналистом, и писал плохо очень). Финансово -рентабельно, а с мой точки зрения - скорее вредительство. Мне кажется вопрос неверно сформулирован. В таком виде ответ искать - ничего полезного не найдешь. Извини, если резковато.

ПРОТОКОЛ № 3

Респондент: Влад (Motorama)

1.Нет. Музыкальной журналистики очень мало. Тем более качественной. 
2.Да. 
3. Смотрите публикации Артемия Троицкого и Сергея Гурьева. 
4. Не способствует, так как нет тех, кого было бы увлекательно читать.
5. О людях, которые делают музыку. 
6. Нет. 
7.Не рентабельна. 

ПРОТОКОЛ № 4

Респондент: Иван Глобин (Тени Свободы)

1. Нет
2. Да
3. Я не могу навскидку припомнить. Но определенно из музыкальных Сми можно узнать о новых группах и мероприятиях
4. Минимально. Так как мало ресурсов, которые интересуются панк-роком. Спасибо тем немногим, которые интересуются
5. Затрудняюсь ответить
6. В обоих случаях нет. Сами музыканты часто не имеют музыкального образования. Но определенно журналистам надо быть в теме того, о чем они пишут, увлекаться этим.
7. Да

ПРОТОКОЛ № 5

Респондент: Александр Телехов («Элизиум»)

Привет!
чё-то для меня сложно всё это,)))обратись к Дра!
он возможно поможет с ответами Description: ✌

ПРОТОКОЛ № 6

Респондент: Дмитрий «Дракон» Кузнецов («Элизиум»)

я не в курсе темы вопросов

про муз. журналистику ничего не знаю

более того у нас полгода назад вышел новый альбом - мы не дали НИ ОДНОГО интервью н кому по этому поводу

потому что отказывали

ПРОТОКОЛ № 7

Респондент: Сергей ID Боголюбский («СЛОТ»)

1. Нет
2. Существующая бесполезна и опасна, ибо неадекватна и субъективна, тк основывается либо на принципах корпоративной стратегии, либо вкусовщине.
3. Антологии зарубежной классики, переводные статьи в «мэйджор» изданиях
4. Здесь, в России, никак. См. П. 2
5. Быть компетентной и прокаченной в сферах отличающихся от канонов медийного потока. Т. Е. Основывающейся на реальной ситуации в профиль ной сфере, а не на основе информации о музыке от первого канала и прочей...
6. Обязательно. Он должен быть осведомлен о общемировом багаже и о личностях и волнах, задавших тон в мировой муз культуре.
7. Однозначно да. Главное верить в то, что делаешь и делать это хорошо!

ПРОТОКОЛ № 8

Респондент: Вячеслав Бутусов («Ю-Питер», «Наутилус Помпилиус»)

Александр, в целом думаю, что полезность журналистики зависит от степени талантливости конкретного человека, как и в любом другом деле.

ПРОТОКОЛ № 9

Респондент: Николай Kolombo (“Evil Not Alone”)

скажу кратко. хреново у нас с музыкальной журналистикой в целом.

ПРОТОКОЛ № 10

Респондент: Рйн и группа «Операция пластилин»

1. нет
2. да

3. затрудняемся)
4. способствует хорошо)
5. честной, объективной и доступной всем
она не должна служить формату и рассказывать обо всем честном и интересном
6. да
7. на данный момент нет

ПРОТОКОЛ № 11

Респондент: Александра Павлова (Кошка Сашка)

1.        Объема явно недостаточно, а та, что есть не справляется.

2.        Да, конечно, полезна. Общество должно знать о своих внутренних культурных процессах, чтобы привлекать новую молодежь, и завоевывать для уже существующих талантов место в обществе, некий статус, уважение. Это как связующее звено между культурой и ее потребителями

3.        Честно говоря, мне страшно читать современную музыкальную журналистику. Либо пишут откровенную ахинею, либо понятно что заказуха, либо выполнено в ключе «а вот у нас душевно, а на бездуховном западе качественно», и в целом получается довольно убогое представление отечественной музыки.

4.        Скажем так - попыталась я заигрывать с музыкальной журналистикой... результата практически нет. Либо пишут какие-то восторженные отзывы в стилистике девочек из первого ряда, либо торчат уши что я попросила написать эту статью, либо наляпают ошибок таких, что самой читать страшно и думающим людям показать стыдно. Я не нашла квалифицированного музыкального журналиста, с которым хотелось бы сотрудничать. Все молодые талантливые девочки, которые были лет 7-8 назад ушли в другие направления журналистики и зарабатывают деньги, такое ощущение. что в музыкальной журналистике люди больше самовыражаются чем собственно пишут о музыке. «Не умею играть, так хоть других пообсуждаю»

5.        Музыкальная журналистика должна граничить с музыкальной критикой, быть в первую очередь культурологической дисциплиной. Она должна ориентировать музыкальную индустрию в мире искусства, чтобы люди точно знали, где они играют на заказ, где отражают дух времени, а где новаторствуют. Она должна служить мостом между контентом и потребителем, быть в курсе всего что происходит в мире искусства, и писать обо всем самом интересном, а не только о собранных стадионах. Учитывать кучу показателей отклика аудитории. Я, за всю свою музыкальную жизнь не встретила ни одного журналиста, который бы серьезно подошел к освещению моего творчества. Максимум - интервью. Я, конечно, не стадионный артист, но определенное признание я заработала. Это в следствии того, что весь огромный пласт андеграунда, который по сути и является актуальным музыкальным искусством, у нас является «неформатом» и существует полулегально. Единственный человек, который пробил серьезную брешь в этой блокаде - Семен Чайка

6.        Я думаю, что музыкальный журналист должен в первую очередь быть человеком аккуратным и эрудированным, чтобы знать где посмотреть информацию и как готовить публикацию, с кем советоваться и как критически относиться к валу мусорной информации (это актуально сейчас). Не повредит никакое гуманитарное образование, но в первую очередь поможет история искусств, чтобы понимать что откуда растет.

7.        По поводу рентабельности - смотря о какой музыкальной журналистике говорить. на данный момент в чистом виде - не рентабельна. Чтобы писать о 2 десятках попсовиков и десятке рокеров вполне достаточно 3 музыкальных журналистов. Если говорить о создании настоящей музыкальной индустрии, то надо сначала выводить из подполья весь андеграунд, а потом уже смотреть сколько ему понадобится той самой надмузыкальной надстройки, в которую входит и журналистика. Только тогда можно строить какие-то финансовые планы

ПРОТОКОЛ № 12

Респондент: Леонид Фёдоров (АукцЫон)

1. Нет. Не знаю ни однго музыкального журнала или газеты.
2. Если бы обществу  это было бы нужно, то очень полезно, а так...
3. Юлия Бедерова писала хорошо, но я давно не читал.
4. Думаю, к сожалению, что не способствует.
5. Непонятный вопрос, - рассказывать должна о музыке нового века, конечно, ну а форма... ? Не знаю.
6. Желательно, необязательно.
7. А что у нас рентабельно?

ПРОТОКОЛ № 13

Респондент: Тимофей Яровиков («Сердце Дурака»)

1.        Как автор, человек поющий и, прости, Господи, музыкант я считаю, что объем музыкальной журналистики в современной России ничтожен. Но если смотреть на ситуацию отстраненно, нахожу его вполне адекватным современной России. Здесь надо сперва определиться, что мы понимаем под музыкальной журналистикой. Если рассматривать ее в широком смысле – все, что написано о музыкантах и о музыке, - окажется, что ее не так уж и мало. Если говорить о глубокой аналитической журналистике – ее крупицы. И является она достоянием горстки увлеченных и посвященных людей. В любом случае, это соотношение красноречиво отражает ситуацию с музыкой в стране.

2.        Разумеется. Но опять же, важно понимать, какого рода журналистику мы имеем в виду. Существуют издания и сайты, посвященные джазу. Имеются издания и рубрики, где говорится о серьезной академической музыке. Еще остается какое-то количество изданий, посвященных рок-музыке. Невообразимо число журналов, рассказывающих о жизни эстрадных звезд, и так далее. Раз это все существует, значит, согласно элементарным законам, на это есть спрос. В данном случае мы можем даже подчеркнуть, что спрос есть и на музыку, и на писанину о ней. Вот вам, формально, и польза: удовлетворение потребительского спроса. Чисто статистически, наибольшим спросом в области музыки у нас традиционно пользуется блатной шансон и попс. Однако трудно представить себе, скажем так, популярную серьезную аналитику об этом, а тем более – широкую аудиторию, которая горячо интересовалась бы такого рода публицистикой. Но здесь придется вспомнить богатую историю журнального дела в русскоязычном мире, а музыкальная журналистика, оформившаяся как отдельное течение и пережившая в 80-е – 90-е годы прошлого века наивысший свой подъем, является полноправной преемницей всей русской литературной традиции. В силу многих социально-политических причин музыкальная журналистика была преимущественно самиздатной. Посвящалась она, в основном, рок-музыке и ее персоналиям, но существовала по тем же принципам и законам, что и литературные журналы XIX-начала XX вв., и самиздат шестидесятников. Это косвенно свидетельствует, что рок-музыка конца советской эпохи – явление не только собственно музыкальное, но литературное и философско-мировоззренческое. В каком-то смысле, в «совке», правда, со скидкой на режимные условия и жесткий контроль, похожие черты были у театральной публицистики, сегодня ставшей едва ли не элитарным чтивом.

В нормальном нецензурируемом литературном процессе тот или иной пласт журналистики становится, своего рода, мировоззренческим маркером, и в нем появляются ключевые авторы и издания, которые не просто удовлетворяют читательский спрос и интерес, но и формируют его, разумеется, при наличии широкой интересующейся аудитории. Не исключение и музсамиздат. Единственное серьезное исследование музыкальной журналистики, мне известное, – знаменитое издание «Золотое подполье» 1995 года, которое попыталось собрать все доступные на тот момент времени журналы и сделало серьезную попытку осмыслить это явление. Некоторым из этих журналов довелось стать настоящими произведениями искусства и войти в историю, не говоря уже о том, что они повлияли на весь ход развития рок-музыки в стране. Сегодня подобных очевидно нет. Есть колонки рецензий, есть единичные аналитические материалы, есть обозреватели и критики, чаще пишущие в интернет-пространстве для посвященной аудитории, но такого общественного резонанса, как прежде, это все не имеет. А зря. Будь у нас сильная музыкальная журналистика, представленная хотя бы несколькими журналами, способными на толковый анализ и полемику между собой, - польза была бы очевидной. Но это я могу сказать о любой хорошей журналистике – не только музыкальной.

3.        Вторая часть издания «Золотое подполье» являет собой антологию знаменитых статей, повлиявших на очень и очень многих людей и определивших многое в музыкальном процессе. Проще назвать журналы и авторов. Например, конечно, это «УрЛайт» и «КонтрКультУра»… Можно долго перечислять и назвать многих, но, опять же, возникает вопрос, а что считать удачной публикацией? Современный русский РОЛЛИНГ СТОУН, конечно, красив и глянцеват, но мне неинтересно его читать, хотя это замечательный журнал, удовлетворяющий потребительский спрос. Но влияет ли он на современную рок-музыку или на людское мировоззрение? Скромно полагаю, что не очень сильно. Разве что тиражирует и пропагандирует популярные шаблоны и критерии успеха.

4.        Когда какому-то материалу удается раздвинуть мои горизонты, показать нечто, что я по близорукости своей не замечал, это, разумеется, помогает расти, видеть явления в непривычном свете. Но это касается любой журналистики, любой литературы и т.д. Когда о моих песнях или о деятельности группы считает возможным заговорить критик – вот это самое интересное. К критике я, признаюсь, чувствителен, потому что понимаю ее природу – сам грешен немного. Но именно поэтому жду всегда конструктивного анализа и доводов, а если не встречаю их, то рецензии такого рода ценю невысоко. Но для любого автора значимо, когда кто-то пытается влезть в его шкуру, погрузиться в его пространство и попытаться его понять. Для нормального роста авторам необходим диалог с аналитиками. Увы, сегодня не каждый автор может насладиться такой роскошью – прочитать о себе и своих песнях что-нибудь дельное. Обычно это беглые рецензии в пару абзацев – и это еще не самый плохой случай. Хорошая критика учит вкусу и помогает отточить стиль. Главное, не сбиться на вкусовщину и подражание чужому стилю.

5.        Посмотрим. Прогнозировать трудно. Сомневаюсь, что в ближайшее время появятся новые по-настоящему крутые издания, посвященные рок-музыке. Не то время, наверное. Всегда будут специализированные узкостилевые издания: джазовые, металлистские и т.д. Время диктует особые условия. Сегодня проще мутить в интернете, чем издавать журнал. Печатное издание – дело дорогое, требующее вложений. С другой стороны, журнал – это не просто несколько десятков страниц с текстом и картинками. Это идея, концепт, композиция, форма – многогранное произведение. Это похоже на альбом группы: самое важное, конечно, песни, но все остальное оформление и даже порядок этих песен на пластинке – сложное цельное художественное произведение. В идеале. Поэтому альбомная форма будет актуальна всегда, как бы ни менялись носители и форматы. Это же касается и журналов. А о чем рассказывать? Обо всем. О чем Бог на душу положит… Но помнить, что в центре всего – музыка.

6.        Я не очень верю в журналистское спецобразование в принципе. Оно, конечно, бывает, но научить хорошо писать, если нет таланта, нельзя. Есть, конечно, масса жанров или смежных профессий, в которых можно реализоваться и не имея литературного дара… Скажем, сухое репортерство или даже верстка… Но хорошему журналисту, по моему скромному мнению, должно быть, что сказать. И стать им может кто угодно независимо от образования. Опыт музыкального творчества, я бы сказал, желателен.:) Но не обязателен. Не это определяющее для хорошего музжурналиста. Скорее, умение слышать, думать и сказать главное.

7.        Для кого как, наверное. Трудно сказать. Если ты крутой обозреватель в хорошем журнале и тебе платят неплохо – ништяк. Если ты галимый папарацци и фоткаешь под юбкой попсовых звезд – что ж, тоже, наверное, хлеб, да еще и с маслом. Если ты ведешь блог в сети, и рейтинг позволяет тебе зарабатывать на рекламе – дай Бог здоровья. Музыка разная. Одна приносит деньги, другая нет. Так и журналистика. Так в любом другом виде искусства. Тут никто не угадает. Важно быть мастером своего дела . И круто, если Бог талантом не обделил. А как это все выгодно продать, я не знаю. У меня этого таланта нет.

ПРОТОКОЛ № 14

Респондент: Илья Орлов (Ber-Linn)

Тема интересная, хотя я с ней не очень глубоко знаком! Попробую
ответить, на что смогу.

1. Затрудняюсь ответить, поскольку не знаю, какой объём сейчас существует
:) Увы, довольно редко читаю музыкальные журналы и статьи.

2. Думаю, да. Как полезно рассказывать о фильмах, чтобы их посмотрели
повнимательнее и задумались, так и о хорошей музыке. Без сомнения, нужно
говорить и писать об этом.

3. Затрудняюсь назвать.

4. Наверное надо в вопросе использовать «Вашему» вместо «твоему», чтобы
соблюсти стилистику (в прошлом вопросе - «назовите» - на «Вы»).

Моему творческому росту журналистика способствует опосредованно:
непосредственно моё творчество от этого вряд ли становится более
качественным, но то, что о нём узнают новые слушатели, конечно,
поддерживает и мотивирует.
5. Это работа журналистов - придумывать, какой должна быть журналистика :) Я думаю о том, какой должна быть музыка и музыкальные проекты, чтобы они были интересны и нужны. Думаю, что люди должны работать сообща - хорошие музыкальные проекты нужно уметь красиво и достойно освещать.
6. Думаю, что любое образование или опыт будет нелишним. Но мне кажется, главное - постоянное желание учиться, расти, делать свою работу на всё более высоком уровне. Как минимум быть грамотным и знать, о чём пишешь. Иметь широкий культурный, музыкальный кругозор. Любить своё дело. Сравнивать свою работу с работой профессионалов в этой области.
 7. Думаю, любое дело может приносить доход, если им «гореть» и делать его
на высоком уровне.

ПРОТОКОЛ № 15

Респондент: Сергей (Станционный смотритель )

я не знаком близко с музжурналистикой в России. Ну должны же быть журналисты,освещающие муз индустрию. Это само собой. Насколько это рентабельно мне неизвестно. Просто мне как музыканту журналисты дают дополнительные бонусы к пиару муз.продукта и его продвижению в результате. За публикациями я не слежу,предпочитаю читать не газеты или журналы,а худ.литературу. Лично моему творческому росту журналистика никак не способствует. Этому способствуют несколько другие факторы. А она идет параллельно и скорее мой творческий рост влияет на рост того или иного журналиста,например)

Приложение №

Протоколы респондентов. Группа музыкальных журналистов.

ПРОТОКОЛ № 16

Респондент: Сева Новгородцев

Александр!

Для начала расскажу историю, произошедшую в 60-е годы. В московском университете, в аспирантуре, учились люди из разных республик.

По советским правилам, диплом можно было защищать на родном языке, но кандидатскую степень – только на русском. Так и получилось, что в комнате аспирантского общежития поселились эстонец и казах. В какой то центральной газете появилась статья о Чарли Мингусе. Мингус – американский чернокожий музыкант, авангардист и новатор. В статье утверждали, что буржуазная действительность не дает ему развернуться, зажимает его. Казах заметил в коллекции эстонца пластинку Мингуса, попросил сыграть. «Да, - сказал задумчиво казах после десяти минут слушания, - действительно, не дают развернуться!» В этой притче, мне кажется, видно, что музыка и музыкальная журналистика в те годы существовали параллельно, практически не пересекаясь. В десятилетие «вольницы», с 1990 по 2000 годы, музжурналистика, благодаря самодеятельным и независимым изданиям, сделала значительный скачок.

Я косвенно участвовал в этом, издавая в Лондоне журнал «О!» в 1995-96 годах. Мы учились на лучших западных образцах New Musical Express, Q, Mojo и др. Разработали технику «чукотского пересказа». Переводчик читал статью или рецензию и «пел северную песнь» вдоль ее изложенного смысла. Были у нас и свои оригинальные работы. Особенно хотел бы отметить Александра Кривцова (Алекс Керви), который ошеломлял потоком сознания.

С тех пор, мне кажется, произошел сдвиг в прошлое. Я сочувствую трудной задаче, которая выпала вам. Сочинить такую дипломную работу сродни квадратуре круга. Прямые линии многоугольника вписываются в круг, но обречены этим кругом не стать никогда.

ПРОТОКОЛ № 17

Респондент: Андрей Горохов (Музпросвет)

 не имею желания делать вашу работу з вас

знаю я эти мнения, из моих текстов делают курсовые и дипломы уже более 15 лет

мне неприятно, что соотечественники - наивные халтурщики и что высшее образование - фейк, а в остальном не наплевать

мне наплеватб

ПРОТОКОЛ № 18

Респондент: Гуру Кен

1. Музыкальная журналистика не может быть масштабнее музыкального рынка в целом. Примерно с 2005 года наблюдается резкое сокращение рынка музыки в России (по деньгам), и пропорционально уменьшается количество музжурналистов. Много их или мало? Думаю, достаточно. Но предполагаю, что скоро грядет новое сокращение, вслед за рынком.

2. Без анализа концертов, альбомов, деятельности музыкантов нормальное общество существовать вообще не может в мирное время. Это гуманитарная сфера, которая может и должна быть здоровой. И во многом культурная журналистика несет просветительские функции, которые с нее переложить просто не на кого.

3. Удачных много. Некорректно было бы выделять одну-две. Отмечу только, что лучше всего дела обстоят с публикациями о рок- и классической музыке.

4. Есть фатальная ошибка - считать журналистику творчеством. Никакого полномасштабного отношения к творчеству она не имеет. На моих глазах десятки людей ушли из нашей профессии, потому что предполагали в ней творчество, а не информирование. Они и ушли - кто киносценарии писать, кто романы...

5. Музжурналистика меняется на глазах. Издания закрываются, газеты испаряются. Я вижу в скором музжурналиста отличным блогером (оперативным и живым), однако имеющим квалификацию, ранее называемой журналистской или экспертной. Мы будем работать «с колес», потому что конкурируем не между собой, а уже с соцсетями. И выиграем у соцсетей только за счет той же оперативности, но подкрепленной знаниями и профессионализмом.

6. Хорошо, что вы упомянули опыт музыкального творчества. Да, иметь диплом журналиста или музыковеда совершенно необязательно, если вы пишете в массовое СМИ, а не специализированный профессиональный журнал. Но если вы не знаете нотной грамоты, сами не извлекли ни одной ноты ни на одном инструменте, - вы мало что поймете в работе тех, о ком пишете. Не надо быть Паганини, чтобы писать о скрипачах, - достаточно самому извлекать ноты как начинающий ученик музшколы. Но - вы слышите нюансы звукоизвлечения, понимаете сложности игры на инструменте, - и это очень важно. То же про гитары или барабаны, например. Уточню: это важно для тех, кто анализирует музыку. Информационщикам не нужно и это - был бы зоркий глаз, умение гладко писать и нюх на новости.

7. Окупаться должна не журналистика, а издания. Это бизнес. На мой взгляд, музыкальные интернет-издания могут и будут рентабельными. А печатные и радио-СМИ скоро либо исчезнут, либо будут дотироваться кем-то - государством или спонсорами.

ПРОТОКОЛ № 19

Респондент: Кирилл Мошков (jazz.ru)

Здравствуйте, Александр.
 К сожалению, присланные Вами вопросы носят странно умозрительный, абстрактный характер. Проще говоря, кроме №6, они лишены конкретного смысла. А ведь известно, что правильно заданный вопрос содержит половину ответа. Судя по всему, Вы не очень представляете себе, о чём пишете, и (пока?) не работали в музыкальной (или любой другой) журналистике сами...
Смотрите, что получается.

1. Считаете ли объём музыкальной журналистики достаточным для России?
Что такое достаточный объём журналистики? Для чего он достаточен, а для чего нет? И, главное, чем измеряется объём журналистики? Пожалуйста, переформулируйте вопрос для того, чтобы он имел смысл.

2. Полезна ли музыкальная журналистика для общества в целом?
Чем измеряется польза какой бы то ни было отраслевой журналистики, в том числе музыкальной? И как отраслевая журналистика, обслуживающая одну отдельно взятую узкую область человеческой деятельности, может быть полезна для общества в целом?
Пожалуйста, переформулируйте вопрос для того, чтобы он имел смысл.

3. Назовите примеры удачных публикаций российских музыкальных  журналистов, если есть.
По каким критериям будем оценивать удачность публикаций: увеличен ли размер гонорара против первоначально согласованного, получено ли превосходящее другие публикации количество лайков в фейсбуке, дали ли  герои публикации автору в морду? Что значит «удачные публикации»?
Пожалуйста, переформулируйте вопрос для того, чтобы он имел смысл.

4. Насколько музыкальная журналистика способствует Вашему творческому росту?
 А журналистика вообще способствует творческому росту? Не знал. Я
думал, это работа такая. Или Вам кажется, что работа - это одно, а творческий рост - это что-то совсем от неё отдельное?... В общем, вопроса я опять не понял.

5. Какой Вы видите музжурналистику нового века? О чём она должна рассказывать?
Кому рассказывать? И откуда я могу знать, о чём должна рассказывать вся журналистика в целом? Я твёрдо знаю только то, о чём должны рассказывать материалы ближайшего номера журнала, который я издаю и редактирую. Про следующий за ним номер я уже знаю меньше, потому что до начала его подготовки могут возникнуть новые темы, а другие - стать неактуальными.

6. Должен ли музыкальный журналист иметь спецобразование или опыт музыкального творчества?
А вот это - полезный, конкретный и правильный вопрос. Ответ такой: это
не обязательно, но в высшей степени желательно. Наличие специализированного музыкального (исполнительского или теоретического) образования или опыта самодеятельного исполнения музыки даёт музыкальному журналисту безусловное преимущество в его профессии.

7. Как по-Вашему, рентабельна ли музжурналистика в России?
Опять не понял вопроса. Музыкальная журналистика не представляет собой  отдельного замкнутого самоокупающегося предприятия. Она - лишь одно из
направлений деятельности внутри сложной системы средств массовой
информации, причём она переплетена с музыкальным бизнесом и музыкальным искусством. Сама по себе она не существует, только внутри  этой системы. Если рентабельна система, то рентабельна и музыкальная журналистика. Если система нерентабельна, то всё напрасно и мы все умрём. Впрочем, рано или поздно мы все всё равно умрём ;-)

Если Вы поразмыслите над тем, что именно хотите узнать, и переформулируете Ваши вопросы так, чтобы они имели конкретный смысл, я с удовольствием отвечу на них.

__________________________________________________________________

ОК, попробуем. Стало немного лучше ;-)

1. По вашему мнению, покрывают ли ныне существующие издания весь объём заслуживающей внимания музыки в стране? Чувствуется ли нехватка или переизбыток изданий в данной сфере?

Нехватка. И это чистая экономика. Существование специализированных
средств массовой информации обусловлено не столько тем, что предмет их
специализации заслуживает или не заслуживает общественного внимания,
сколько тем, достаточно ли денег в соответствующем сегменте рынка. В
музыкальной индустрии в целом, брошенной обществом на откуп рыночной
стихии и имеющей крайне незначительную общественную поддержку (а это
не то же самое, что государственная поддержка, которая тоже
незначительна), денег на рекламу - а следовательно, собственную прессу
- не вполне достаточно. Как только их становится больше - появляются
новые издания. Как только начинается экономический спад - некоторые
издания закрываются. Но не все.

2. Другими словами, должна ли она существовать как отдельная отрасль или в новых условиях её можно упразднить?

А как Вы собираетесь её упразднять? Музыкальная журналистика не
запрещена законами Российской Федерации (во всяком случае - пока), а
следовательно, решить вопрос её существования или несуществования
может только экономическая ситуация в том сегменте рынка, который она
обслуживает (музыкальная индустрия, музыкальное образование,
музыкальное искусство - эти три составные части не равны друг другу,
но вместе составляют наш рынок). Рухнет сегмент рынка - не станет и
обслуживающей его журналистики. Не рухнет - будет журналистика.

3. Удачные на Ваш субъективный вкус. Те, которые возымели особенно сильное воздействие на Вас лично

Я же не потребитель, а участник рынка, более того - редактор и
издатель. У меня глаза по-другому устроены, сердце каменное, а души
нет. Я читаю не «что» написано, а «как». Что не мешает мне восхищаться
тем, как пишут некоторые мои коллеги, разумеется. Но, поскольку я
участник рынка, а не сторонний наблюдатель, я не могу их называть,
иначе они потребуют увеличения гонорара.

5. Здесь речь о перспективах музжурналистики в новом веке. Должна ли она мутировать в некий более интерактивный продукт по форме?
Должна ли она быть рассказом о знаменитостях и их жизненном стиле или всё-таки оставлять в фокусе внимания ноты и модуляции?

Никто никому ничего не должен. Жизнь заставит, воинский дух
подразделения проверит только бой и т.п. Если коротко, то описанные
Вами изменения давно уже произошли и продолжают происходить по мере
того, как меняется среда распространения информации. В частности, за
последние пять лет важнейшим источником увеличения посещаемости в
нашем журнале, точнее - в его сетевой версии, стали лайки в фейсбуке,
а их наличие сильно зависит от применения приёмов медиаконвергенции -
введения в тексты не только фото, но и аудио- и видеофайлов, в
частности. Но у печатной версии нашего издания при этом
распространяемость зависит от более традиционных факторов - сколько в
номере интервью, насколько популярны в жанровом сообществе те, кто их
дал, и кто изображён на обложке.

Что же до дилеммы «лайфстайл или ноты», то она кажущаяся -
востребовано и то, и другое; вопрос в балансе. Понятно, что в
музыкальной рубрике газеты «общего интереса» (например, «МК») баланс
неизбежно будет другим, чем в специализированном узкожанровом
музыкальном издании, так же как разным будет баланс в издании для
фанатов и издании для музыкантов.

7. Тогда разделяете ли Вы мнение, что музыкальная индустрия (и с ней музжурналистика) вырождается? Каким Вы видите дальнейшее развитие ситуации?

Нет, не разделяю. Они меняются, это да. Но ведь так и должно быть.
Впереди много интересного, если не будет войны.

ПРОТОКОЛ № 20

Респондент: Соня Соколова (Звуки.ру)

Александр, давайте сразу условимся: в моей картине мира нет такой вещи – музыкальная журналистика. Есть консьюмерская журналистика и критика. Я буду говорить о второй разновидности, если Вы не против.

1. Думаю, как и любая журналистика, музыкальная критика отображает желание аудитории узнавать больше об актуальном музыкальном процессе. В России я такого желания у массового слушателя не наблюдаю. Соответственно, и критиков в этой связи не должно быть больше, чем сейчас. Другое дело, что качество этой критики – трагически низкое.

2. В здоровом обществе музыкальная критика помогает музыкантам сохранять «тонус», а для слушателя служит проводником в новые стили и жанры. Однако в ситуации российского общества сервильность критиков стала причиной угасания сразу двух индустрий. Пишут они, чаще всего, адаптированные под формат издания пресс-релизы, восхваляющие музыкантов. Отсюда и огромный разрыв в качестве между западными музыкантами и российскими: у нас никто не наберется смелости сказать, например, Земфире, что ее последние работы – ниже всякой критики. Земфира не встречает ни малейшего сопротивления, ориентируется на восторги публики и ближнего круга и продолжает писать плохие альбомы. Что уж говорить о поп-сегменте, где  критики вообще превратились в PR-службы артистов, которые по недоразумению получают гонорар в редакциях! Ничего удивительного, что слушатель, будучи не раз обманут в своих ожиданиях,  предпочитает реже ходить на концерты и крайне осторожно относится к новым именам. В итоге в огромной Москве плотность концертной жизни – на порядок меньше, чем в гораздо менее населенном Берлине.

3. Я очень уважаю то, что делают в журналистике Борис Барабанов, Денис Бояринов и Артем Троицкий. Но мне ближе «проблемная» отраслевая журналистика -  и я считаю, что в ней Звукам.Ру нет равных. Наши статьи не прост описывают процесс – они на него влияют, формируя экспертную позицию по проблеме.

http://www.zvuki.ru/R/P/34958/

http://www.zvuki.ru/R/P/34967/ - 3 часа спустя.

4. Ни насколько, я же не журналист. Звуки – это в первую очередь площадка для коммуникации и артикуляции мнений, критики у нас достаточно мало, а профессиональных критиков мы и вовсе не держим.

5. Она должна умереть максимально быстро и безболезненно, чтобы не отравлять атмосферу.

6. Да, разумеется. Без музыкальной школы или училища за плечами лучше не пытаться писать о музыке. Я не верю в профессию «журналист». Сначала получи реальную профессию и научись что-то делать руками, а потом подумай, готов ли ты оценивать и судить других.

7. Журналистика вообще нерентабельна.

ПРОТОКОЛ № 21

Респондент: Алексей Дорохов (BluesNews.ru)

1. ЕСЛИ ПОДРАЗУМЕВАТЬ ПОД ТАКОВОЙ СОВОКУПНЫЙ ОБЪЁМ «ТЕКСТОВ  ПРО МУЗЫКУ», ОН ДОСТАТОЧЕН   
2. БЕСПОЛЕЗНА.
3.  ЧИТАЙТЕ ъ, БАРАБАНОВ.
4. НЕ СПОСОБСТВУЕТ.
5. ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, КАКОВА БУДЕТ СУДЬБА И СОДЕРЖАНИЕ МУЗЫКИ. 
6. ОН ОБЯЗАН БЫТЬ РЕАЛЬНО ОБРАЗОВАННЫМ И ЛЮБЯЩИМ ПРЕДМЕТ.
7. НЕ ЗАНЮ. СПРАШИВАЙТЕ У МАРКЕТОЛОГОВ.

ПРОТОКОЛ № 22

Респондент: Владимир Миловидов (главный редактор журнала «ИнРок»)

1. Нет, не считаю. Не хватает квалифицированных авторов, а те, кто могли бы стать таковыми, вынуждены заниматься другими делами и писать урывками, для души, потому что это абсолютно некоммерческая ниша.

2. Всякое искусство совершенно бесполезно, как говорил Оскар Уайлд. Думаю, и музжурналистика тоже.

3. Если оставить за скобками авторов журнала «ИнРок», мне нравятся Татьяна Замировская (это Белоруссия, но пишет она по-русски), Екатерина Борисова (экс-Fuzz, «Наш Неформат»), Лев Ганкин (экс-радио Культура), Юрий Льноградский («Джаз.ру»), Александр Беляев («TimeOut») и многие другие. Конкретные статьи назвать - это сложно, поищите и выделите то, что понравится лично вам.  

4. Думаю, что сейчас моему росту (если он есть) способствует скорее немузыкальная журналистика. 

5. Хотелось бы мне ее видеть! Я думаю, в целом будущее в движении от новостных и описательных жанров к аналитике и эссеистике. То, где автор может поделиться с публикой не просто знанием и полученной информацией, но еще и своим взглядом, своим пониманием предмета, умением видеть то, что простой слушатель может и не заметить. Нужно умение обобщать и умение интересно подать материал. Думаю, как и везде. 

Кроме того, у нынешней музжурналистики (правда, прежде всего зарубежной) есть еще одна важная миссия - как можно больше зафиксировать уходящий пласт рок-культуры второй половины XX века. Пока еще можно поговорить с ее носителями, узнать из первых рук что-то - надо это делать.

В-третьих - наш музыкальный андеграунд (а кроме андеграунда, по сути, ничего и нет), его «невоспетые герои».  

6. Нет, и нет. Но и то, и другое очень полезно. Спецобразование - скорее музыкальное, чем журналистское. 

7. Нет.

ПРОТОКОЛ № 23

Респондент: Демьяненко Вадим (главред Brutal Carnage)

1. В целом - норм, кто-то приходит, кто-то уходит, но ниша не пустует, это точно.

2. Безусловно, как и любой другой вид журналистики.

3. Блог Олега Бочарова.

4. Росту - вряд ли, но в целом не дает скиснуть в рутине социального быта.

5. Да темы все те же - музыка, собственно.

6. Как показывает опыт, это абсолютно необязательное условие.

7. Увы и ах...

ПРОТОКОЛ № 24

Респондент: Андрей Корюхин, главный редактор DarkCity

1. Как известно, спрос рождает предложение. В последние годы многие российские музыкальные журналы закрылись, иные – значительно снизили свои тиражи, а это значит, что объем печатной русскоязычной музыкальной журналистики был более чем достаточным.

2. Она полезна в той же степени, как и любая журналистика, освещающая культуру – искусство, кинематограф и т.п. Но полезна она может быть лишь в том случае, когда она не ангажирована и в должной степени профессиональна.

3. В нашем журнале не так давно публиковались интервью с известными отечественными и зарубежными звукорежиссерами, которые достаточно доступно рассказали о тех многих нюансах “потребления” музыки – как живой, так и в записи, - о которых многие меломаны, возможно, даже и не догадывались…

4. Откровенно говоря, вопрос не совсем понятен… Возможно, он задан “не по теме”…

5. В любом веке она должна рассказывать об актуальной музыке, не забывая при этом делать экскурсы в историю, а также освещать смежные темы – вплоть до освещения процесса профессионального создания оформления альбомов, а также анализировать отношения музыки как культурного явления с политикой и религией, но при этом не переходя рамки разумного.

6. Желательно, но не обязательно. Главное – истинная любовь к той музыке, о которой он пишет.

7. Абсолютно нет.

ПРОТОКОЛ № 25

Респондент: Руслан Набипов (Apelzin.ru)

1. Нет, музыкальная журналистика в России в явном упадке. Один факт того, что сайтов с актуальными музыкальными новостями практически нет. Мы на сайте “Apelzin.ru” единственные в рунете, кто публикует более 15 новостей в день. Задумайтесь, это не такая уж и большая цифра если разобраться.

2. Разумеется. Это часть культуры. Открывать новые имена миру помогают другим отраслям – об артистах узнают, начинают ходить на их концерты, люди развиваются.

3. Как-то давно кто-то пошутил, что в России только один музыкальный журналист – Артемий Троицкий. К счастью, ситуация не столь плачевна в данный момент – музыкальные журналисты всё же есть. Лично себя и своих коллег по Apelzin.ru считаю одними из лучших музыкальных журналистов страны.

4. Думаю, раз вы меня попросили ответить на вопросы – значит творческий рост всё-таки есть. А вообще, помогает открывать новые имена. Люди говорят, что современная музыка не интересна, я е считаю, что люди просто не ищут.

5. Мне кажется, граница между журналистами и читателями должна стать минимальной. Как пример могу привести портал «Звуки.ру», который, по моему мнению, вот уже более 10 лет продолжает писать и публиковать материал на олдскульный манер – например, лирические лиды, в которых не раскрыт смысл статьи и крайне абстрактные заголовки.

6. Мне кажется, он должен прежде всего любит музыку. Слушать музыку или чувствовать её. На крайний случай, если человек пишет с ошибками, есть корректор или редактор.

7. Нет, мне кажется, музыкальная индустрия в России не особо рентабельна в целом. Радует, что есть люди, которые несмотря на все эти трудности продолжают делать своё маленькое дело.

ПРОТОКОЛ № 26

Респондент: Андрей Бухарин

Хорошо. И так: 1. Где-то к концу нулевых объем достиг вполне достаточного уровня, сейчас он резко сократился, как в виде числа музыкальных изданий, процента музыкальных материалов в изданиях широкого профиля, так и числа профессионально работающих журналистов. Но сказать, что он сейчас недостаточен затруднительно, поскольку полностью изменилась вся ситуация в музыкальной индустрии, то есть возможно, больше и не требуется

2. Естественно, полезна, поскольку любая область культуры требует осмысления и артикуляции. А культура в целом является важнейшим элементом, без которого любое общество обречено на гибель

3. Они безусловно есть, но трудно вспомнить что-то конкретное. Можно просто обратиться к работе таких журналистов, как Борис Барабанов или Максим Семеляк (к примеру, его недавнюю статью о том, почему мы теряем интерес к музыке, называется она «А поставь что-нибудь другое»). Или скажем мои недавние статьи на Кольте - Мусорный ветер и Мусорный ветер-2, вызвавшие широкое обсуждение

4. Вопрос не понятен

5. Сейчас точно этого никто не знает, музжурналистика находится в переходном периоде, ее функции в цифровой парадигме меняются. Возможно она перестанет существовать в профессиональном виде, став уделом любителей

6. Это абсолютно не обязательно. А занятие собственным музыкальным творчеством и вообще может только исказить оптику

7. если говорить о именно музыкальных изданиях, то у нас в России они всегда были нерентабельны. И показательно, что самыми влиятельными изданиями в музыкальной сфере оказывались издания широкого профиля, типа журнала «ОМ» или «Афиши»

ПРОТОКОЛ № 27

Респондент: Александр Васев (Батенька)

1. Нет. Число молодых и перспективных музыкальных групп в одной только Москве превышает две тысячи. При этом, нет ни одного популярного музыкального издания.

2. Полезна, конечно, как и любая журналистика в целом.

3. Рубрика «Аудиошок» на сайте batenka.ru, «Афиша-Говна», PROновости на МУЗ-ТВ (теперь «Ю») неплохие были, но Женя Гуцал ушёл и всё, закрылась лавочка

4. Как и любая другая журналистика способствует нормально.

5. Музыкальная журналистика нового века - журналистика самих музыкантов. Музыканты должны перестать болеть пресловутой «звездной болезнью» и начать знакомиться с коллегами по цеху. С удовольствием посмотрел бы (или почитал бы) как Стас Барецкий берет интервью у подмосковной панк-рок группы «В.И. Ленин и Голубые Гитары»

6. Музыкальный журналист, как и любой другой журналист, может быть зэком или профессором экономики, главное чтобы писал нормально.

7. Нет, за последние год-полтора рентабельность журналистики упала на дно, снизившись, думаю, процентов на 50-60

ПРОТОКОЛ № 28

Респондент:Андрей Яковлев (Stalin Sexy)

1. Нет, музыкальная журналистика в нашей стране находится в крайне бедственном положении. По сути, вся она представлена сайтами «афиши-волны» и colta.ru. Качественного контента крайне мало и это не идет ни в какое сравнение с уровнем муз. журналистики на Западе. Конечно, это объясняется тем, что вся новая добротная музыка появляется не у нас и она преимущественно англоязычная. Поэтому западным журналистам в разы проще взять интервью/написать биографию/сделать фотосет/организовать живое выступление. При этом не смогу сказать, что та же «волна» плохо работает - они делают все, что в их силах, но условно этих «волн» должна быть не одна, не две, а штук 5, конкурирующих между собой.

Конечно, у нас есть все те же адаптированные варианты «classic rock» и «rolling stone», но они представляют по большей части либо переводы, либо малюсенькие рецензии. Про классикрок можно сказать, что они зависли примерно в 80-ых годах прошлого века. Очень скудное разнообразие жанров и исполнителей.

2. Не могу сказать про пользу, здесь речь идет скорее об интересе. Музыку любят слушать многие, читать тоже. Запрос на качественную музыкальную журналистику есть, а предложение хромает.

3. Порой проскакивают хорошие тексты с аналитикой и предысторией: http://volna.afisha.ru/sounds/strangers-to-ourselves-... Стоит отметить отличный проект, ныне сотрудничающий с «волной» fairlane acoustic. Ребята просят известные и не очень русскоязычные группы спеть под акустику. Снято всегда красиво. http://volna.afisha.ru/tag/fairlane-acoustic/
На кольте часто появляются хорошие тексты про прошлое. И по жанрам, и по группам, и исторические очерки про эпоху в целом. http://www.colta.ru/subjects/34


4. Как и любая практика, связанная с написанием текстов, способствует. К тому же довольно сложно писать о том, чего не видишь и не можешь потрогать.
5. Она станет более интерактивной, чему прямой пример большие интервью питчфорка с видео, фотографиями и музыкой внутри. Рассказывать о том же, о чем и всегда.
6. Не должен.
7. Не могу компетентно ответить на вопрос, но думаю, все предпосылки к этому есть.

ПРОТОКОЛ № 29

Респондент: Михаил Баев (Stalin Sexy)

  1. Разумеется, нет. После закрытия «Волны» в следующем месяце в России не останется вообще ни одного полноценного музыкального издания. 
2. Разумеется, да. Как и любая другая просветительская деятельность.
3. Удачных – крайне мало. Сегодня музыкальная журналистика находится в самом низу денежной цепи – что очень сильно сказывается на качестве материалов. А всё лучшее, что было сделано за последние три года, так или иначе было связано с журналом «Афиша». Вот, например, отличный экспериментальный материал о том, что происходит в мозгах людей, слушающих музыку (в буквальном смысле слова): http://volna.afisha.ru/context/ya-byl-s-nimi-v-orgii-..
4. Да, в общем, ни насколько  Description: 😊 Журналистика – это скорее про образование.
5. В первую очередь – уходящей от классических форм и не боящейся экспериментировать с синтетическими форматами (сочетание текста, дизайна, видео и бог знает чего ещё – см., например, w-o-s.ru). Рассказывать должна о том же, что и век и два назад – о музыке)
6. Спецобразование - в идеале, конечно, да. Но если выбирать между обучением в российском вузе и самообразованием – безусловно, надо отдавать предпочтение самостоятельному развитию.
7. Категорически нет)  

ПРОТОКОЛ № 30

Респондент: Артём Макарский (шеф-редактор Афиша-Волна)

1. Безусловно, нет. В стране полтора музыкальных сайта, авторитетные журналисты время от времени жалуются на то, что их дело никому не нужно, в то время как с музыкой все становится только лучше — начинает появляться индустрия, и ее надо как-то освещать.

2. Тут мы переходим к полезности. Мне лично кажется, что это слово несколько странно в данном контексте, но если подумать, то да, полезна — хорошая музыкальная журналистика воспитывает вкус, помогает ориентироваться в огромном количестве музыки, которое на нас обрушилось.

3. Я могу посоветовать практически любой текст Олега Соболева и Льва Ганкина. Из давних любимых — Александр Горбачев водит Патти Смит по булгаковским местам, Максим Семеляк говорит с группой Electrelane (плюс его же рецензия на «Вендетту» Земфиры), практически любая рецензия Юрия Сапрыкина 2000-2003, «пьяные» интервью Евгения Левковича и Павла Гриншпуна в Rolling Stone, было много архивных материалов на старом, еще культурном OpenSpace — допустим, история группы «Матросская тишина». Удачны ли они? Безусловно. Популярны? Тут уже трудно сказать, к сожалению.

4. Сложно сказать, ведь это и есть мое творчество, я же не занимаюсь музыкой, только пишу. Если можно, объясните вопрос.

5. Мне сейчас сложно заглянуть в будущее. Мне кажется, что она должна, конечно, обращать внимание на новинки, но и заставлять обращать внимание на старую, подавать ее в новом, интересном ракурсе. Скорее всего, победит «смешная» и «игровая» подача баззфида и нойзи, но я бы очень хотел этого избежать, тут я консервативен.

6. Думаю, он должен просто любить музыку, остальное вспомогательно. У меня есть неоконченное среднее музыкальное, и оно скорее научило взгляду на музыку — я практически не оперирую в текстах терминами, применимыми к классике и академу.

7. Нет. Сейчас настолько побеждает культура потребления поточной информации в пиратских пабликах (говорю это без злобы, но с грустью), что тексты интересуют все меньшее количество людей.

ПРОТОКОЛ № 31

Респондент: Eжи Мунк (Афиша говна)

1. Объем музыкальной журналистики в России достаточный. Но как и любое развивающееся направление публицистики - она пока ищет форму, в ущерб содержанию. Объем достаточный, а вот его качество - хромает.

2. Это же публицистика. Такой вопрос нецелесообразен, по отношению именно к «музыкальной журналистике». Тогда стоит спросить - нужна ли вообще в России какая либо журналистика? Полезна ли она? 
На мой взгляд - полезна, если не несет каких-то идеологических высказываний или не манипулирует гражданским сознанием. А такое было в 90-ые годы в России. Тогда с помощью музыкальной движухи некоторые политические партии пытались людьми двигать. Вот если без подобного экстремизма - полезна. 

3. http://www.guerrilla.ru/
Приведу в пример целый сайт, который по настоящему привнес в российскую музыкальную критику «гонзо-стайл». 

Вот этот проект я считаю весь - золотой жилой и просто источником ярких публикаций.

4. Ну тут все просто. Если на тебя пишут рецензии и говорят о твоей музыке - ты перестаешь чувствовать свою ненужность. Черт возьми, да любой инди-музыкант в стране мечтает о публикации в АФИША-ВОЛНА)))
Это же просто мечта какая-то для середнячкового и посредственного коллектива. 

5. Интернет-издания, интересно сопряженные с глянцевым форматом. Примерно, как «МЕТРОПОЛЬ». Интерактивность, всеобщая развитость и отсутствие узколобого мышления - вот будущее любого направления публицистики. Пускай рассказывают о музыке и ради музыки. Это единственное, ради чего они должны жить.
И да, отсутствие политики в музыкальных изданиях - это благо для всех.)

6. Не обязательно. У большинства моих коллег в серьезных изданиях - нет спец.образования. А у некоторых и 11-ти классов нет. Девять классов закончили, пошли работать, в армию сходили-откосили и озарение наступило - музыку я писать не особо умею-хочу, а вот о музыке писать охота. Так и выходит...

7. Рентабельна? Слово-то какое...ненашенское. 

Пускай в саду вырастет тысяча цветов, а осенью мы поглядим на то, что останется.

ПРОТОКОЛ № 32

Респондент: Лилия Фомина (EQ Journal)

1. Более чем

2. Безусловно

3. Нескромно, но https://vk.com/wall-53325714_805  Description: 😊 

4. На 60-70% 

5. О Мире в его многообразии через призму музыкального творчества

6. Образование в ВУЗе желательно, но необязательно. А вот самообразование должного уровня должно присутствовать. 

7. На данный момент нет. В этой сфере нет денег.

ПРОТОКОЛ № 33

Респондент: Семён Чайка 

1. Нет, не считаю.

2. Безусловно, как и любая другая профессиональная журналистика.

3. Таких примеров не много. Но настолько ярких, чтобы сходу вспомнить попросту нет.

4. Моему творческому росту способствует работа над собой и постоянный тренинг в профессии. Журналистика тут ни при ём.

5. Журналистика должна честно отражать действительность. Без передёргиваний и вкусовщины. Такой её и вижу.

6. Журналист должен быть таковым от природы. Образование должно только помогать ему в работе.

7. На сегодняшний день честная журналистика совсем не рентабельна.

ПРОТОКОЛ №34

Респондент: Денис Бояринов (лэйбл «Тёмные лошадки», портал colta.ru)

1. Нет - потому что, по здравому размышлению, в стране с населением 140 с лишним млн человек должно быть хоть одно музыкальное СМИ (журнал, телеканал, газета, вебсайт), но его нет.

2. Читать вообще полезно

3. Есть - у Бориса Барабанова, Андрея Бухарина - мне кажется, что и у меня нормально получается.

4. Труд сделал из обезьяны человека, как говорил, кажется, Энгельс

5. Да все о том же - о хорошей музыке, интересных музыкантах, искать героев, рассказывать истории, пересматривать устоявшиеся стереотипы. Сюжеты не меняются, меняются способы подачи.

6. Это полезно, но не обязательно

7. Нет, иначе быть хоть одно музыкальное СМИ в нашей стране было.

Приложение №

Протоколы респондентов. Группа представителей лэйблов:

ПРОТОКОЛ № 35

Респондент: Иван Жбанов (лэйбл Up! Up! Up! Music)

1. Объем музыкальной журналистики очень маленький и не достаточный для страны. Считаю что еще два-три профильных издания могут благополучно существовать.

2. Безусловно! Ведь именно журналисты популяризируют то или иное музыкальное течение/направление/артиста. Заставляют слушать новых да и старых артистов.

3. Я с уважением отношусь к работе Наташи Зайцевой (Русский Репортер), Александра Горбачева (Афиша)

4. Прямопропорционально. Грамотные материалы вдохновляют, оставляют след в истории и способствуют преемственности.

5. Я думаю основы не изменяться. Вид и подача информации должны меняться вместе с проникновением технологий в нашу жизнь.

6. И то и другое в обязательном порядке. Чтобы объективно писать о музыке не достаточно быть меломаном и ходячей энциклопедией с грамотным формированием слов. Необходимо знать основы создания музыки, технические нюансы.

7. Наша страна это место появления новых идей монетизации для журналистики. Считаю, что именно здесь появятся проекты совмещающие каноны с новыми технологиями и идеями. Существующие проекты не приносят ожидаемых объемов прибыли и как правило работают как раздел большого проекта. Пришло время хорошо подумать, как еще можно извлекать прибыль, кроме размещения рекламы и спонсорской поддержки.

ПРОТОКОЛ № 36

Респондент: Булат Ибятов (издательство Сияние)

1.    Не считаю. Думаю, нам не хватает независимой музыкальной периодики как на западе (Maximumrocknroll, Razorcake и т.д.)

2.    Для музыкальных фанатов разумеется полезна. А также для музыкальной индустрии.

3.    Мне нравится деятельность АК Троицкого.

4.    Вообще не влияет.

5.    Да все о том же - о музыке. Но без перехода на личности и личную жизнь. Муз.журналистика не должна быть желтой.

6.    Не обязательно.

7.    Не знаю.

 

<-- НАЗАД ОГЛАВЛЕНИЕ. ИНДЕКС ДАЛЕЕ -->

карта сайта

На главную страницу сайта Сергея Летова

ИЖЛТ - курс лекций С. Летова | Интересные места в Москве

Темы дипломных работ, выполненных студентами ИЖЛТ под научным руководством С. Летова