БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

ИНСТИТУТ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА

АНТИПОВ А.В. АКТУАЛЬНОСТЬ МУЗЫКАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В РФ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проделанной нами работы сложно дать однозначный ответ на вопрос, актуальна ли музыкальная журналистика в России. Чтобы его получить, необходимо провести куда более  серьёзное социологическое исследование с расширенной выборкой, что для нас не представлялось возможным.

Тем не менее, полученные нами результаты отлично демонстрирует весь спектр проблем, связанных с данной отраслью журналистики.

Во многом (что было понятно и без исследования) её судьба связана с судьбой музыкальной индустрии, с появлением интернета находящейся в глубоком кризисе. Сегодня музыка является достоянием масс, и никакие легальные меры не способны защитить её от бесконечного бесплатного тиражирования. Несмотря на это, предпринимаются отдельные попытки заново привить слушателю привычку платить за музыку (к примеру, стриминговые сервисы “Spotify” и “Tidal”), но очевидно, что они будут популярны только у ничтожно малого процента слушателей. Это мнение разделяет, например, известный рок-продюсер Стив Альбини [38].

Более того, в эпоху интернета выросло уже целое поколение людей, не приученных покупать музыку на носителях, для них делиться музыкой посредством всемирной паутины – абсолютно естественный процесс. Столь же естественным образом не застали они и эпоху глянцевых музыкальных журналов и, следовательно, не чувствуют их нехватки.

Наше исследование показало, что многие респонденты группы слушателей не имеют никакого представления, что такое музыкальная журналистика, и не интересуются ей, во многом, по причине тотального пресыщения обесценившейся информацией и, что ещё весомей, пресыщения постоянным музыкальным фоном, характеризующимся сегодня беспрецедентным количественным многообразием. Заметим, что качество музыки упало так же, как и качество журналистики.  Немного обнадёживает (или пугает), что ровно те же мысли Олдос Хаксли опубликовал ещё 80 лет назад:

В музыке ситуация та же. Экономический бум, граммофон и радио вызвали к жизни обширную публику, чьи потребности в музыкальной продукции никак не соответствуют приросту населения и соответствующему нормальному увеличению талантливых музыкантов. Следовательно, получается, что во всех искусствах, как в абсолютном, так и в относительном измерении, производство халтуры больше, чем было прежде; и эта ситуация сохранится, пока люди будут продолжать потреблять несоразмерно большое количество чтива, картин и музыки [39]”.

Большинство респондентов считают объём музжурналистики в России недостаточным, попутно ссылаясь на её низкое качество. При этом группа самих журналистов – единственная, показавшая в своём большинстве, что объём публикаций вполне достаточен.

Было высказано множество пожеланий, какими именно должны быть новая музыкальная журналистика и музыкальный журналист.

Журналист должен быть компетентным и одновременно профессионалом по призванию. Ему должна быть присуща высокая степень вовлечённости в темах, о которых он пишет.  Он не должен служить формату, поддаваться влиянию “вкусовщины”, быть одновременно проводником и для слушателя-читателя, и для самого начинающего музыканта. Он призван открывать новые таланты, не давать людям забывать о музыке прошлого и её героях, доносить до аудитории имена знаковых фигур андеграунда. Журналисту должны быть присущи стремление к постоянному саморазвитию, непрерывная рефлексия и сравнение своих достижений с работами мастодонтов отрасли, поиск новых форм и методов рассказа и диалога с читателем. По большей части, респонденты не считают музыкального журналиста обязанным быть кем-то большим, чем талантливый продвинутый слушатель-меломан. Однако высок процент и тех, кто представляет себе журналиста человеком со специализированным музыкальным образованием и попробовавшим себя поприще на музыкального творчества, а, может быть, и вовсе практикующим музыкантом. 

Музыкальная журналистика же в целом многим видится сегодня интегрированной с другими аудиовизуальными средствами, собранной на общем качественном ресурсе, с гибко настраиваемыми новостными потоками и при этом несущей качественный уровень оформления, свойственный лучшим представителям глянцевой прессы. Её темами должны быть истории создания музыкальных композиций, материалы о процессах внутри индустрии и рынка, глубокие интервью с группами, вдумчивые эссе и лонг-риды “обо всём понемногу”. То есть, на первый план должна выйти аналитика. Чисто новостную деятельность также никто не отменял, однако наша выборка показала, что откровенно “жёлтые” материалы из музыкальной журналистики следовало бы исключить.

Приводя примеры удачных публикаций, экспертная группа респондентов заостряла внимание, в основном, на работах проверенных авторов, славящихся именно вдумчивым и богатым образным и аналитическим содержанием материалов. Более молодое поколение, представленное в нашей работе, в основном, контрольной группой, или вовсе не могло привести примеры конкретных публикаций, или бросало взор на материалы, обладающие высокой долей конвергенции текста с аудиовизуальными средствами. 

Большая часть наших респондентов считает, что музыкальная журналистика сегодня нерентабельна, поскольку в отрасли нет денег. Все соображения, высказанные ими, свидетельствуют, что пик её популярности для широких масс прошёл, а сегодня можно наблюдать резкое сужение рынка музыкальных изданий. Сева Новгородцев считает, что в “десятилетие “вольницы”, с 1990 по 2000 годы, музжурналистика, благодаря самодеятельным и независимым изданиям, сделала значительный скачок”. Сегодня, по его мнению, она переживает рецидив.

Мнения относительно будущей судьбы музыкальной журналистики разнятся. Соня Соколова желает ей быстрой и безболезненной смерти, Андрей Бухарин опасается, что она перестанет быть детищем профессионалов и полностью перейдёт в руки дилетантов, другие пророчат ей выживание в составе изданий общего толка.

Интересным можно назвать также тот факт, что российские авторы почувствовали кризис музыкальной журналистики и индустрии ощутимо раньше, чем западные. Связываем мы это, прежде всего, с “традиционным” пиратством. На основании разных отчётов последней декады можно сказать, что уровень пиратства в России один из самых высоких в мире. [40] Традиционным мы его называем постольку, поскольку считаем сложившееся отношение к интеллектуальной собственности прямым следствием, с одной стороны, социалистического сознания, прививаемого в СССР, а с другой, культуры распространения выдающихся запрещённых музыкальных произведений путём незаконного переписывания на магнитные ленты в 80-ые годы.  Таким образом, как нам видится, столкнувшийся с рыночной экономикой слушатель изначально не принимал появившуюся необходимость платить за музыку, в то время как интернет-пиратство принял с распростёртыми объятьями.

Мы также пришли к ещё одной интересной побочной гипотезе: возможно, современную блогерскую деятельность (безотносительно к именно музыкальной сфере) можно было бы оценивать в качестве преемника самиздата. Некоторые фундаментальные признаки (как, к примеру, стремление к чистому самовыражению без расчёта на массовое признание) указывают на  то, что такая концепция может оказаться правомерной.

Технический прогресс, как уже отмечалось не раз, дал широким массам доступ к беспрестанному созданию информации, что тут же сказалось на её качестве. Новое время при всей кажущейся доступности информации, как ни парадоксально, ставит перед авторами и редакциями все те же требования, применимые к журналистике в XX веке, умноженные на необходимость постоянной гибкости в поиске формы. Всё вышесказанное в совокупности с числом оптимистичных высказываний, полученных нами, тем не менее, вселяют веру в то, что даже в таком ненормированном хаотичном пространстве, как интернет, рано или поздно количество перейдёт в качество и именно издания, прошедшие проверку временем, будут востребованными и рентабельными.

[38] Steve Albini calls Jay Z's Tidal streaming service a 'budget version of Pono' http://www.nme.com/news/various-artists/84570  

[39] Aldous Huxley: Croisiere d'hiver. Voyage en Amerique Centrale. (1933) [Traduction de Jules CastierJ. Paris, 1935, p. 273-275.

[40] Special 301 Report http://www.iipa.com/pdf/2015SPEC301HISTORICALCHART.pdf

<-- НАЗАД ОГЛАВЛЕНИЕ. ИНДЕКС ДАЛЕЕ -->

карта сайта

На главную страницу сайта Сергея Летова

ИЖЛТ - курс лекций С. Летова | Интересные места в Москве

Темы дипломных работ, выполненных студентами ИЖЛТ под научным руководством С. Летова