БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

ИНСТИТУТ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА

АНТИПОВ А.В. АКТУАЛЬНОСТЬ МУЗЫКАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В РФ

ВВЕДЕНИЕ

Тема представленной на рассмотрение дипломной работы – актуальность музыкальной журналистики в Российской Федерации. Уже в самой формулировке заложен концепт актуализации информации по данному направлению журналистики в нашей стране. Исследование вопроса тем более своевременно в контексте стремительно меняющегося мирового информационного пространства и, как следствие, всей музыкальной индустрии и сопутствующим ей областям общественной жизни. Из исторической картины развития музыкальной журналистики, представленной ниже, становится очевидным факт её расцвета и последующего упадка во второй половине XX века.

Актуальность данной работы обусловлена также тем, что в ней отражены мнения людей, для которых данная тема оказалась небезразличной, и кто нашел время дать свои ответы на поставленные ниже вопросы.

Некоторые из них проявили интерес к полному законченному тексту данной работы, что также можно расценить как косвенный признак её актуальности.

Респонденты данного исследования были поделены на две группы. К первой относятся музыкальные артисты разного ранга, менеджеры групп, музыкальные критики и главные редакторы музыкальных журналов и порталов, представители некоторых лэйблов. Ко второй относятся рядовые слушатели.

Новизна данного исследования заключается в методе изучения заявленной темы – качественном анализе ответов респондентов на созданный автором опросник  в совокупности с другими современными публикациями на данную тему.

Объектом нашего исследования можно назвать музыкальную журналистику и информационные процессы, с ней связанные.

В качестве предмета исследования выступает отражение ею музыкального процесса с одной стороны и удовлетворение общественного запроса с другой.

Условные хронологические рамки исследования – десятилетие с 2005 до 2015 год.

Под целью исследования мы понимаем возможность установить общественную значимость музыкальной журналистики, нам современной.

Задачи, поставленные перед нами, видятся нам следующим образом:

·           Выявить сущность природы сегодняшней музыкальной журналистики;

·           Проанализировать процессы, происходящие в ней;

·           Предложить видение перспектив данной отрасли журналистики.

Теоретическая значимость данной работы заключается в совокупности аутентичных экспертных высказываний представителей музыкальной и журналистской сферы, актуальных на данный момент. В дальнейшем эти же высказывания, равно как и отрывки англоязычных статей, переведённых автором, и выводы из работы можно использовать для последующих исследований, предполагающих рассмотрение динамического развития музыкальной журналистики.

В свою очередь, возможность создания собственного музыкального СМИ на основании полученных нами сведений и сделанных выводов отражает практическую значимость работы.

Музыкальная журналистика появилась не вчера. Уже в конце XVIII века существовали такие издания, как  “Allgemeine musikalische Zeitung” (нем. “Всеобщая музыкальная газета”) и “Neue Zeitschrift für Musik” (нем. “Новая музыкальная газета”, основана в Лейпциге Робертом Шуманом), с середины XIX века в Лондоне существовала “The Musical Times”. Вполне очевидно, что в фокусе внимания этих изданий была академическая музыка. Отдельные статьи писали и журналисты общих газет – к примеру, Джон Дэвидсон из The Times. Композитор Гектор Берлиоз также опубликовал ряд статей в парижских изданиях в период с 1830 по 1840 год.

Популяризация этой области журналистики началась как раз в 1840-ые, когда под общим действием растущего уровня образованности, влиянием романтизма и популяризацией таких одновременно композиторов и исполнителей, как Ференц Лист и Никколо Паганини, музыкой заинтересовались уже не только специализированные журналы. Соответственно, уровень компетентности журналистов начал сильно разниться уже тогда.

Самым долгоиграющим журналом Великобритании является “BMG Magazine” (аббревиатура составлена из первых букв музыкальных инструментов – банджо, мандолины и гитары). “BMG” был основан в 1903 году и выходит и по сей день. Материалы в нём концентрируются, в основном, вокруг акустических ладовых инструментов, являются образовательными и позволяют повысить навыки игры на них. Толстый журнал выходит ежеквартально.

На примере западных массовых музыкальных СМИ хорошо видно, что пик их популярности приходится на времена наиболее ощутимых общественных сдвигов. Фоном для этих сдвигов были появление поствоенной новой морали, культуры рок-н-ролла, борьба против расовой сегрегации (в том числе, деятельность доктора Мартина Лютера Кинга), контркультуры хиппи, популяризации наркотиков, сексуальной революции (в том числе, признание сексуальных меньшинств).

Музыкальный журналист Илья Смирнов так характеризует это время: “…антиреализм в поведении и в искусстве. Неприятие окружающей действительности, не обеспеченное альтернативой, приобретало форму ЭСКАПИЗМА — бегства в наркотические галлюцинации ЛСД, в психоделическую музыку, в мир абсолютно не связанной с реальной жизнью политической догматики маоистского толка”.

И далее по тексту: “Прямым следствием подобного отношения к жизни были и мистицизм (особенно восточный) и возвышенные тексты песен того времени. Яркий пример — философский сюрреализм английской группы Пинк Флойд; — пессимизм, чувство собственной обреченности, опять объединяющее хиппи с „воинствующими” представителями их поколения. С поразительной точностью эту безысходность передал Антониони в фильме “Забриски Пойнт”. Музыку для фильма написали и исполняют, между прочим, те же ПИНК ФЛОЙД”. [1]

С марта 1952 года в Лондоне существует влиятельный журнал „New Musical Express”, известный также под аббревиатурой NME (омофон слова “enemy” – “враг”). Тогда он выходил в виде таблоида [2]. 14 ноября того же года NME,  руководствуясь опытом американского „Billboard”, запустили первый чарт Топ-20 синглов [3] Великобритании.

Настоящую популярность музыкальная журналистика и критика обрели с приходом к широкому слушателю поп и рок-музыки после прорыва „The Beatles”, „The Rolling Stones” и других представителей „британской волны” [4] в 1964 году. В первое полугодие того славного года тиражи “New Musical Express” достигли наивысших показателей в истории издания – 306,881 экземпляров.

Первую волну “британского вторжения” сменила волна вышеупомянутой психоделики. В острую полемику с всё тем же “NME”, тиражи которого твёрдо держались на отметке 200,000 экземпляров в неделю, вступал его вечный соперник – британский журнал “Melody Maker”. Он был одним из первых, кто поддерживал быстрое развитие новых форм поп-музыки в конце 1960-ых.

“Melody Maker”, основанный в 1926 году, был одним из первых в мире музыкальных еженедельников. Изначально специализировавшийся на джазе и его основном пропагандисте Максе Джонсе (Max Jones), “MM” не успел быстро отреагировать на появление рок-н-ролла, таким образом, отдав пальму первенства „NME”. В 1958 году “Melody Maker” запустили собственный чарт альбомов Melody Maker LP charts, двумя годами позднее, чем газета “Record Mirror” впервые опубликовала свой UK Albums Chart. Именно “Melody Maker” в марте 1965 года предложили правительству Великобритании присвоить участникам The Beatles титулы рыцарей.

Аудитория журнала была старше, чем у “NME”, ориентированного, в основном, на подростков. Здесь присутствовали более специализированные, нацеленные на музыкантов объявления; целые страницы, посвященные непопулярным музыкальным жанрам – фолку и джазу; можно было прочесть детализированные обзоры музыкальных инструментов.

Третьим основным соперником с „NME” и “Melody Maker” стремилась стать “Sounds” – еженедельная газета, выходившая с октября 1970 по апрель 1991. Основана она была Джеком Хаттоном и Питером Вилкинсоном, вместе покинувшими “Melody Maker”. Хаттон даже подчёркивал, что газета – “прогрессивный “Melody Maker””. Характерными чертами “Sounds” были постеры на развороте издания, рассчитанные на вырывание; фокус на Новой волне британского хеви-метала („Iron Maiden”, „Saxon”, „Def Leppard” и др.), музыке Oi! („Sham 69”, „Cock Sparrer” и др.). “Sounds” была первой музыкальной газетой, освещавшей панк. В газете сотрудничал Джон Робб, участник панк-группы „Goldblade” и влиятельного пост-панк коллектива „The Membranes”. Именно он в своей характеристике музыкальной сцены Манчестера пришёл к обозначению её термином “бритпоп”. 

Из заметных материалов газеты также статьи Кита Кэмерона о группе Nirvana и первое для них интервью, взятое всё тем же Джоном Роббом. В 1991 году “Sounds” закрыли. Тем не менее, наследие “Sounds” живёт в журнале “Kerrang!”

Названный так в качестве подражания звуку извлекаемого рокового аккорда, “Kerrang!” с момента появления 6го июня 1981 года был приложением к “Sounds”, посвященным тяжелой музыке. Сперва выпускавшийся ежемесячно, постепенно он стал выходить раз в две недели, а с 1987 года и вовсе еженедельно.

В нулевые журнал стал самым популярным музыкальным изданием. “Kerrang!” держались курса тяжёлой музыки, не менявшего за всю историю издания, что и обеспечило их успех. Начав с трэш и глэм-метала в 80-ые и начале 90-ых, продолжив гранжем, журналисты пришли к освещению ню-метала как основного жанра в нулевые с такими группами во главе, как „Slipknot” и „Limp Bizkit”. Позднее, именно благодаря сотрудникам “Kerrang!” стали широко известны такие жанры, как эмо (имо) и металкор.

Среди действительно больших журналов стоит выделить также и “Q”. Основанный в Великобритании в октябре 1986 года, он отличался от большинства музыкальной прессы тем, что был ежемесячником, а также высоким качеством фотографии и печати в целом. Оригинальным названием было “Cue” – словечко, обозначающее запуск пластинки. Позже оно было изменено из-за путаницы с журналом о бильярде, имевшим такое же название. В результате, по словам издателей, название, состоящие из одной буквы куда заметнее в газетных киосках. Формат журнала отличала ориентированность на более взрослую публику, нежели у “Melody Maker” и “NME” тех времён.

Издание характеризовалось также и объёмным разделом обзоров: рецензиями на релизы, музыкальные переиздания, компиляции, обзоры фильмов и живых концертов, радио- и телепередач. “Q” используют пятизвездную рейтинговую систему. Рейтинги этого журнала частенько используются в печатной и телевизионной рекламе в Великобритании и Ирландии.

Широко известны также “списки лучших” журнала – от “100 величайших альбомов” до “100 величайших списков 100 величайших”.

Из интересных практик промоушна “Q” используют, например, рубрику “Cash for Questions” (“Наличные за вопросы”). В ней некоторый артист отвечает на присланные читателями вопросы, авторы тех из них, что будут опубликованы, получают вознаграждение – 25 фунтов стерлингов.

В ноябре 1993 редакция того же журнала учредила ещё один музыкальный ежемесячный журнал – “Mojo”, появление которого связано с резко возросшим интересом к классическому року. Несмотря на критику за весьма поверхностное освещение некоторых исторически важных музыкальных фигур, “Mojo” удалось открыть несколько действительно новых и необычных артистов. К примеру, “Mojo” стал первым мэйнстрим-журналом в Великобритании, взявшим на рассмотрение „The White Stripes”, и уделял им на своих полосах не меньше места, чем именитым артистам.

В 1998 году был запущен журнал схожей направленности – “Classic Rock”. Сентябрьский номер в 2010 году имел тиражи большие, чем у “NME”. У “Classic Rock” есть сестринское издание “Metal Hammer” о тяжёлой музыке.

Уже в 1894 году в Цинциннати, штат Огайо, появилось издание, остающееся одним из флагманов музыкальной журналистики и по сей день – журнал “Billboard” (дословно “доска для объявлений”), поначалу выходивший в виде отраслевой газеты индустрии расклеивания афиш. Со временем на страницах газеты стали появляться новости обо всех направлениях индустрии развлечений, а в 1930-ые годы с популяризацией музыкальных автоматов в “Billboard” стали регулярно публиковаться чарты [5] самых прослушиваемых композиций. В самом начале существовали три жанровых чарта: кантри и вестерн-музыки, поп-музыки и ритм-н-блюза. В 50-ые появились рейтинги телевизионных передач. Однако таким, как мы его знаем сегодня, “Billboard” стал в 1961 году – тогда всё, что не касается музыки, было выделено в обособленное издание “Amusement Industry”, в то время как основная площадка была переименована в “Billboard Music Week”, а после – обратно в “Billboard” в 1963.

Затем в 1967 году в США появился всем известный и поныне существующий журнал “Rolling Stone”. Его популярность обусловлена, главным образом, сочетанием музыкальной критики и политической журналистики, в 8о-ые представленной на его страницах трудами Хантера С. Томпсона. Сначала “RS” выходил в виде таблоида.

Первое время творчество сотрудников “Rolling Stone” напрямую ассоциировали с контркультурой хиппи. Однако журнал дистанцировался от других изданий андерграундной прессы, в те времена не влезая в политику и используя более высокие традиционные стандарты журналистики. В 1977 году редакция переезжает из Сан-Франциско в Нью-Йорк. Редактор Джен Уеннер посчитал, что к тому времени Сан-Франциско стал местом “культурного застоя”.

Именно Rolling Stone является самым критикуемым из музыкальных журналов. Связано это с тенденцией к намеренному уклону в сторону освещения модных тенденций вместо оценки содержания того или иного феномена, установившейся уже в 80-ые. Тем не менее, “RS” – один из немногих журналов, успешно издающихся и сегодня.

Важной страницей в истории музыкальной журналистики явилось появление музыкальных телеканалов. Их появлению предшествовало появление такого типа информационного продукта, как музыкальное видео. Его изобретателем считается Ричард Лестер, в 1964 году создавшим видеоряд на песню “Can’t Buy Me Love” группы „The Beatles” в рамках их музыкального фильма “A Hard Day’s Night”.

Наиболее известным из музыкальных каналов является „MTV”, запущенный 1 августа 1981 года. Изначальным форматом канала была трансляция музыкальных видео 24 часа 7 дней в неделю, прерываемая лишь подводками ведущих, музыкальными новостями, интервью и анонсами концертов.

В течение прошедших десятилетий канал подвергался широкой критике по совершенно различным статьям. Среди важнейших из них называют:

·           Гомогенизацию и усреднённое видение рок-н-ролла (в частности, обозначенное в песне панк-коллектива „Dead Kennedys” “M.T.V. – Get Off the Air”, вышедшей на волне растущего авторитета канала в 1985 году);

·           Цензуру на канале, не допускающую отсылки к наркотикам, жестокости, оружию, гомофобии, рекламе, поклонению дьяволу и антирелигиозной тематике.

Оба этих фактора оказали негативное воздействие на имидж музыкальной журналистики в то время, когда „MTV” был действительно музыкальным каналом. Впоследствии, в 90-ые годы с увеличением доли реалити-шоу и прочих не относящихся к музыке передач, а также увеличением числа сестринских телеканалов (к примеру, „VH1” – Video Hits 1) телеканал, фактически, перестал относиться к музыкальным СМИ.

Музыкальная журналистика в России по-настоящему расцвела в период перестройки, хотя, так же как и на Западе, академические издания существовали уже с 1774 года, когда начали выходить ежемесячники “Музыкальные увеселения”, чуть позже “Магазин музыкальных увеселений” и “Санкт-Петербургский музыкальный магазин”.

Весомый вклад в протаптывание дороги для российской музыкальной журналистики на заре её расцвета сделал Сева Новгородцев. В своей книге “Время колокольчиков. Жизнь и смерть русского рока” Илья Смирнов так характеризует Севу и его деятельность:

Ровесник Леннона, моряк дальнего плавания, джазмен и участник старинного ансамбля ДОБРЫ МОЛОДЦЫ, Сева Новгородцев занял боевой пост у микрофона русской службы Би-Би-Си в 77-м — в год брежневской конституции. Наверное, он один всерьез воспринял предоставленную ею свободу слова”.

“…Сева вводит в программу живой голос ведущего. Он не просто комментирует альбомы — он рассказывает о тяжелой жизни музыкантов в Англии, об ужасах капитализма... О религии, о политике, о человеческом достоинстве (слабо знакомая нам материя). Просто беседует “за жизнь”, остроумный и “отвязанный” как Ленни в фильме Боба Фосса.
Нам сподручнее тупо и мрачно приговаривать к четвертованию, чем просто посмеяться над тем, что глупо и смешно. И вот — второе открытие Новгородцева: стиль, непривычный советскому вкусу, как сосиски из мяса. Позже человеческим языком заговорит независимая рок-пресса в Союзе — Севины ученики. А бодрый голос из Лондона будет год за годом приобщать нас без различий сословий и прописки к мировой цивилизации, которая со времен Великих географических открытий все-таки едина
”. [6]

В период до, во время и чуть после перестройки наиболее интересными издания были “Зеркало”, превратившееся в самиздатовское “Ухо” (Ильи Смирнова и Артёма Троицкого), “Урлайт”, “Контр Культ Ур’а” (в двух последних активно сотрудничал Сергей Гурьев). Конечно, в свет выходило значительно большее количество самиздатовской прессы, однако зачастую это были исключительно малотиражные (вплоть до единственного экземпляра) издания, представленные одним-двумя выпусками.

Среди изданий пост-перестроечной новой России заметными были издания “Fuzz”, “Птюч”, “ОМ”, “МузОбоз”, “Стас”, “Play”. Для музыкальных масс-медиа даже существовала профессиональная премия „Знак качества”, учрежденная Андреем Вульфом и холдингом “Вульф-Групп”, однако безвестно канувшая в лету.  

“Птюч”, появившийся в сентябре 1994 года, стал первым глянцевым аналогом зарубежных “The Face” и “Wired” и одновременно флагманом пропаганды российской клубной рейв-культуры со всеми её специфическими атрибутами. “Птюч” выделялся и своим языком. Игорь Шулинский, главный редактор: “Сейчас его читаешь и думаешь: „…, как можно было это написать! Как это можно было читать!” От многих статей в “Птюче” такое ощущение. Но мы пытались говорить на живом языке, пытались этот язык формулировать”. [7]

“ОМ” выгодно отличался от “Птюча” и вёрсткой, сквозь которую можно было прочитать материалы (“менее шизофренической”), и большей степенью ответственности перед читателем. На его страницах, в отличие от “Птюча”, появлялись и отечественные звёзды шоу-бизнеса. В “Оме” также свою авторскую колонку вёл известный рок- и джаз-музыкант Сергей Курёхин.

Именно эти два журнала стали модными основоположниками жанра в России. Они были созданы для того самого поколения завсегдатаев клуба “Титаник” и слушателей запустившегося в 1994 году радио “Максимум”.

Тем не менее, сегодня большая часть значимых в девяностые и нулевые годы изданий закрыты. Причины тому формально разные, но сводится всё примерно к одному и тому же – недостатку финансирования.

К примеру, по словам бывшего главного редактора лицензионного русского издания „NME” Руслана Шебукова, причиной упадка стало отсутствие денег, вкладываемых рекламодателями в размещение рекламных объявлений на страницах музыкальных журналов. Большая часть рекламодателей, по его словам, считает аудиторию этих изданий неплатёжеспособными. [8]

В то же время Илья Буц, бывший главный редактор российского издания „Billboard”, считает, что кризис связан с отсутствием у действующих у нас лэйблов такой статьи расходов, как “маркетинговые бюджеты на продвижение в прессе”. [9]

Причиной упадка журнала “Птюч”, а также ‘ОМ” и “Матадора’ Игорь Шулинский – главред первого из них – считает сам формат этих изданий. Он считает его “поколенческим”, способным “существовать только в определенное время”. Все они были частью русского “понтового глянца”, появившегося на фоне тех самых “лихих девяностных”. По словам Alt. Ussery, они “истекали бодростью и наглостью, а в культурном смысле представляли собой вавилонское столпотворение”. [10]

Сегодня выходит ничтожно малое количество печатных музыкальных изданий. Это, в первую очередь, русские версии “Rolling Stone”, “Classic Rock”, малотиражные, но исконно отечественные “InRock”, “Rockcor”, “Dark City”, “Бункер”. Существуют и такие узкоспециализированные, как ежеквартальник “Вопросы этномузыкознания”. Как и прежде, академические “Музыка и время”, “MusicuM” и другие.

Несмотря на немалое количество статей по теме, нынешняя ситуация в мире отечественной музыкальной журналистики представляется нам абсолютно неясной.

Теоретическая база музыкального журналиста представлена лишь одним относительно актуальным учебным пособием – книгой Татьяны Александровны Курышевой “Музыкальная журналистика и музыкальная критика. Учебное пособие”, чего также крайне мало, а также большим количеством “популистской” литературы, не дающей чёткого представления о современном процессе музыкальной журналистики.  


[1] Илья Смирнов. Время Колокольчиков. Жизнь и смерть русского рока. – М.: ИНТО, 1994.

[2] Таблоид – газета, характеризующаяся вдвое меньшим размером печатной полосы, объёмом статей и большим количеством иллюстраций. Зачастую дешёвое низкокачественное издание.

[3] Сингл – изначально 7-дюймовая пластинка, содержащая одну или две композиции. Как правило, если две, то основная помещалась на стороне A, другая на B – что позже вошло в терминологию как понятие “би-сайд” (B-side). 

[4] Британская волна (или британское вторжение) – период музыкальной гегемонии британских рок-групп в мировых чартах 1963-1967гг.

[5] Чарт – список наиболее популярных медиапродуктов за определённый отрезок времени

[6] Илья Смирнов. Время Колокольчиков. Жизнь и смерть русского рока. – М.: ИНТО, 1994.

[7] Что мы наделали. История русских медиа 1989-2011 http://www.afisha.ru/article/mediahistory/page14/

[8] Музыкальное чтиво, русская версия http://www.lookatme.ru/flow/posts/magazines/61924-muzyikalnoe-chtivo

[9] Там же.

[10] “Умный глянец” в России http://www.be-in.ru/subject/541-umniy_glyanets_v_rossii/

 

<-- НАЗАД ОГЛАВЛЕНИЕ. ИНДЕКС ДАЛЕЕ -->

карта сайта

На главную страницу сайта Сергея Летова

ИЖЛТ - курс лекций С. Летова | Интересные места в Москве

Темы дипломных работ, выполненных студентами ИЖЛТ под научным руководством С. Летова